August 24th, 2011

БРАТАН

Аракчеев не мог застрелиться

Оригинал взят здесь:  Аракчеев не мог застрелиться

               Военнослужащий  в/ч 30593 Аракчеев погиб 12 апреля 2011 года.
           Военно-следственный отдел СКР по Хабаровскому гарнизону пришел к выводу, что Аракчеев застрелился: «Из заключения специалиста 98 государственного центра судебно-медицинский и криминалистических экспертиз № 12 от 25 апреля 2010г. усматривается, что обнаруженные у Аракчаева С.Х. ранения, произведенные в правую височную и скуловую области являются огнестрельными, причинены четырьмя выстрелами калибра 5,45 из автомата типа ЛК-74. Дистанция выстрелов была в упор. Огнестрельные ранения могли быть причинены самим пострадавшим, на что указывают доступная локализация ранений (боковая поверхность головы), дистанция выстрела (в упор, близкая)».
          Это строки из  письма полковника юстиции Астаповича Альфие Тозитдиновой, невесте Аракчеева.  Альфия не верит, что ее жених мог застрелиться. Я тоже не верю. Девушка написала мне: «30 ноября 2010г. из г. Саратова в г. Хабаровск по призыву ушел замечательный человек, отличник учебы, добрый мусульманин, мой молодой человек Аракчеев Саит  Хамзяевич. Через 4 месяца (12 апреля 2011г.) позвонили с сообщением о его гибели. Я писала президенту, уполномоченному по правам человека Хабаровска, в прокуратуру, чтобы возбудили уголовное дело, так как в самоубийство я не верю, мы разговаривали за сутки до трагедии, все было как всегда. Конечно, ему там не нравилось, но он в возрасте 23-х лет добровольно пошел служить не для того, чтобы застрелиться».
             В письме полковника юстиции  Астаповича Тозитдиновой есть еще несколько моментов, фактически подтверждающих, что в Хабаровске произошло не самоубийство, а убийство парня:
            «12 апреля 2011 года перед заступлением в караул все военнослужащие, в том числе и Аракчеев С.Х. проходили экспресс-тестирование, в ходе которого каких-либо отклонений от нормы, проблем выявлено не было. Соответственно. Аракчеев С.Х. был допущен к получению боевого оружия и выходу в караул.
             По факту гибели Аракчеева психолог в течение двух дней проводил анонимное анкетирование военнослужащих роты обеспечения в\ч 30593, целью которого было выявление неуставных взаимоотношений в указанном подразделении. Однако положительного результата в ходе анкетирования получено не было.По материалам проверки назначено посмертное комплексное психолого-психиатрическое судебное исследование, направленное для исполнения экспертам 98 ГЦСМ и КЭ г. Хабаровска. Из заключения указанного исследования усматривается, что в период предшествующий смерти Аракчеев хроническим психическим расстройством, слабоумием лишающим его способности в полной мере осознавать характер своих действий и руководить ими, не страдал. Не страдал он таковым до призыва на военную службу. В указанные периоды он был достаточно социально адаптирован, правильно строил межличностные отношения. В период времени, предшествующий его гибели, у него также не отмечалось объективных признаков какого-либо временного психического расстройства, свидетельством чему служит его правильная ориентировка в окружающей обстановке,совершение целенаправленных действий, адекватный речевой контакт при отсутствии признаков помрачения сознания, бреда, галлюцинаций. У Аракчеева не выявлено каких-либо индивидуально-психологических маркеров, которые могли повлиять на  принятие им решения о самоубийстве. На момент совершения самоубийства Аракчеев в состоянии аффекта равно как и в ином эмоциональном состоянии, способном оказать существенное влияние на его поведение не находился».
             Похоже, что общественный резонанс – это единственная возможность заставить следствие установить, что же произошло в карауле 12 апреля, а не искать доказательств, что солдат сам застрелился (при этом, чтобы наверняка – четырьмя выстрелами в голову).